Токаев и пустота, или от добра добра не ищут: с чем казахстанский лидер уехал из Москвы

2305
4 минуты
Токаев и пустота, или  от добра добра не ищут: с чем казахстанский лидер уехал из Москвы

Декларации, реверансы, тройственный газовый союз России, Казахстана и Узбекистана. Однако, «все надо изучить детальнее». «ВЭС24» поразмышлял с экспертами о том, как можно оценить визит президента Казахстана Касыма-Жомарта Токаева в Россию.

«Давняя дружба и добрососедство»

Сразу оставим в стороне мантры про «давние добрососедские отношения». Церемониальная часть протокола, разумеется, много значит в публичной политике, но еще важнее конкретное наполнение тех или иных, даже самых благозвучных деклараций. Также не должен вводить в заблуждение тот факт, что Токаев совершает свой первый после избрания президентом визит именно в Россию. Действительно, в обычной дипломатической практике первый визит должен обозначать и главный внешнеполитический вектор новоизбранного, однако сия традиция давно хромает на обе ноги. Можем напомнить, куда направил свои стопы сразу после избрания третий президент Украины, большой друг России, Виктор Ющенко. В Москву, конечно. Боже упаси, мы, разумеется, не сравниваем двух политических деятелей, но, согласитесь, в данном контексте важность очередности визитов не выглядит уж столь однозначно.

Табачок врозь

А вот, что действительно значимо, так это, скажем так, вещественное свидетельство многовекторной политики соседней республики, ее плоды, по которым, как известно, узнаете их. Вы можете вспомнить про пухнущий торговый баланс между  Россией и Казахстаном. Президенты в Москве о нем тоже вспомнили. Баланс хороший, спору нет. Мы вам моющее средство, вы нам черные металлы. Утрируем, конечно. Но как насчет самых лакомых кусков казахстанской экономики? Кому они принадлежат? Нехитрый анализ с опорой на самые что ни на есть открытые источники дает представление об этом, и уверяем вас, российским капиталом здесь и не пахнет. Или почти не пахнет. Итак, в нефтегазовом месторождении Тенгиз на Каспии национальный оператор «КазМунайГаз» владеет 20% доли. Американцы в лице Chevron и ExxonMobil – 50% и 25%, соответственно. А как же мы? Спокойствие, только спокойствие. Оставшиеся 5% принадлежат российской LukArko. Пойдем дальше. На месторождении Кашаган на Каспии национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 16,88%. Итальянской Eni принадлежит 16,81%, ExxonMobil – 16,81%, Shell – 16,81%, Total – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, Inpex (Япония) – 7,56%. Месторождение Карачаганак в Западно-Казахстанской области в национальный оператор «КазМунайГаз» - 10%. Eni – 29,25%, Shell – 29,25%, Chevron– 18%. Таким образом, пока нам с восточной велеречивостью рассказывают о «давней и традиционной дружбе», действительно жирные куски казахстанской экономики давно и прочно разобраны нашими заклятыми друзьями. Это штрих, конечно. Рыба, как известно, ищет, где глубже, вопросов нет. Но какое отношение это имеет к союзническим отношениям? И какую политику будет проводить государство, значительная часть экономики которого принадлежит странам, проводящим сугубо антироссийский курс?

Меньше эмоций

Внести аналитическую ложку меда в разбор токаевского визита и вообще российско-казахстанских отношений мы попросили эксперта «ВЭС 24», кандидата исторических наук, политолога Дениса Борисова:

«Мы часто сваливаемся в эмоции, пытаясь разобраться в ситуации в соседней республике. Все события мы рассматриваем через призму - «нас предали, вот она благодарность за помощь в преодолении январских событий!» Не стоит так эмоционировать. Однако обо все по порядку. Первое. Если говорить о внешних проявлениях, то визит Токаева в РФ можно воспринимать как положительный сигнал. На дипломатическом птичьем языке все-таки первый визит — это всегда косвенное обозначение приоритетов внешней политики страны. Восток — дело тонкое, поэтому такие невербальные жесты, безусловно, имеют символическое значение. Второе. Если смотреть содержательно, то визит Токаева - продолжение его прагматичной политики, где безусловно сохраняется приверженность многовлекторной политики, но с определенными акцентами. Понятно, что и наши страны друг для друга - это и экономика, и культурные связи, и общая граница, так что визит объективно обусловлен. Однако важно оценивать его взвешенно. Преувеличивать его значение не стоит, преуменьшать тоже. Сегодня очень конкурентная международная среда. Россия действует исходя из своих национальных интересов. Казахстан тоже исходит из прагматичного понимания, что ему выгодно. Важно понимать, что о Россия выстраивает отношения не по принципу либо с нами, либо против нас. Мы учитываем потребности своих соседей. В таком ключе и надо воспринимать наши отношения, и приглушить, как я уже говорил, эмоциональный накал. Знаете, как говорят: от добра добра не ищут.

Что касается газового союза — это вполне закономерное продолжение политики России. Помните, еще в рамках ШОС шли разговоры о создании своего рода газового ОПЕК. Сегодня мы видим, что к этому вернулись, пусть и немного в усеченном формате. Союз России, Казахстана и Узбекистана кажется вполне логичным, поскольку наши страны являются производителями газа. Если эту инициативу поддержит Туркменистан и Иран, то на международном энергетическом рынке появится очень мощный игрок.  И еще один момент — известные события наглядно показали, что один в поле не воин, любого, даже крупного игрока, могут смять, удушить санкциями, «предельными ценами» и так далее. Чтобы противостоять, нужно объединяться. В случае с газовым союзом мы видим шаги в этом направлении.

Федор Кирсанов

Фото: Администрация Президента РК

Читайте также