Путин в Бишкеке: перезагрузка ЕАЭС в контексте «многовекторности»

1794
4 минуты
Путин в Бишкеке: перезагрузка ЕАЭС в контексте «многовекторности»

9 декабря в Бишкеке состоится саммит ЕАЭС, на котором лидеры стран-участников союза о чем-то договорятся.

Политика и экономика: «диалог все сложнее»

Саммит-то точно будет, а вот договариваться, особенно в последнее время, сложно: у некоторых лидеров семь пятниц на неделе, у некоторых Госдеп на линии. Сегодня нас интересует газовый союз, а завтра, глядишь, уже вроде и не интересует… Вообще эпоха удивительная. Дух времени наглядно показывает: то, на что Россия делала ставку в МО последние десятилетия или не работает, или работает плохо. Считалось, что экономика все порешает. Однако наши «уважаемые партнеры» ярко продемонстрировали: все решает политика и только политика. Своим мнением о грядущем саммите ЕАЭС, а также о том, насколько работоспособны постсоветские институты с «ВЭС24» поделились эксперты.

Доктор политических наук (СИУ РАНХиГС) Леонид Савинов:

«Поездка Владимир Путина в Бишкек только на первый взгляд выглядит обыденной: участие в очередном заседании ЕАЭС. В условиях жесткого давления со стороны коллективного Запада Россия сегодня меняет свои международные приоритеты. В том числе на постсоветском пространстве, и главным образом в Центральной Азии. Сегодня Казахстан, Киргизия, Узбекистан и Таджикистан становятся центром противостояния разных центров мирового лидерства: и США, и ЕС, и Китай, и Турция, и, конечно, Россия.

У всех свои цели, свои приоритеты в этом регионе, каждый стремится продвигать свои интересы, как внешнеполитические, так и экономические и, что немаловажно, гуманитарные. И здесь нам нельзя уступать, нельзя проиграть в противостоянии. И сами центрально-азиатские государства понимают ситуацию, и потому диалог с ними становится все сложнее... И у нас, конечно, есть свои преимущества.

Во-первых, коллективные и двусторонние договорённости и союзы в регионе, где Россия является лидером и ведущей силой: ЕАЭС, ОДКБ и т.д. Во-вторых, наши экономики ещё со времен советского периода тесно связаны. В -третьих, гуманитарное сотрудничество в последние годы приобретает новые смыслы и новое наполнение. Самое сложное в наших отношениях - это внутриполитическая ситуация в этих странах. А она непростая. При этом некоторым политическим силам хочется добиться больших экономических преференций в обмен на сохранение политической близости, если не союза. Именно поэтому мы часто слышим от лидеров государств Центральной Азии тезисы о многовекторности и приоритете национальных интересов...

За этими словами больше экономики, чем политики. При этом сам визит Владимира Путина во многом символичен. В последнее время именно это направление во внешней политике России все чаще представлено личными контактами президента России с главами центрально-азиатских государств».

Запад не может допустить наличие альтернативны

Политолог, кандидат исторических наук (НГУЭУ) Денис Борисов:

«ЕАЭС - это процесс, политический межгосударственный процесс по обеспечению самостоятельного развития стран евразийского пространства, который в 2011 году Беларусь, Россия и Казахстан договорились запустить с 2015 года. В намеченное время 1 января 2015 года ЕАЭС официально вступил в свои права. Появление независимого игрока в центре континента «уважаемые западные партнеры» просто не могли себе позволить, они только отпраздновали «конец истории» после распада СССР. Изначально расчет был на то, что сами развалятся под натиском внутренних противоречий, поэтому основные формы воздействия были ментально-керосиновые: соросят накормить, неолибералов наградить, оппозиции грантов подбросить. 

Однако, стадия непринятия закончилась после решения Украины в декабре 2013 года присоединиться к ЕАЭС с 2015 года. Запад приступил к активным действиям, отбросив свои погремушки для туземцев («права человека» и «демократия»): государственный переворот весной 2014 года в Киеве жестко пресёк попытки украинского народа развиваться независимо. Поскольку - это процесс, то балом правят чиновники, которые пытаются в структуре ЕАЭС усилить свое аппаратное влияние, что в целом естественно, но тут важен статус, нужно поработать над мотивацией, чтобы евразийские структуры привлекали служителей, а не прислугу. Отдельно евразийскому процессу сложно без деловой составляющей - нужны институты развития, которые будут параллельно бюрократическим процессам, работать на конкретный хозяйственный результат.

В этой части у ЕАЭС пока большие пробелы, а нужны добавленные цепочки стоимости, пронизывающие экономику и пространство всех членов Союза».

Федор Кирсанов

Читайте также