Почему Россия упускала страны Центральной Азии из круга своих интересов?

1962
4 минуты
Почему Россия упускала страны Центральной Азии из круга своих интересов?

Эксперты о том, как вернуться в повестку, пока другие страны стараются занять место России

Тезис о том, что экономика сделает за политиков их работу в международных отношениях, был весьма популярен в 90-е и 00-е годы. Предполагалось, что «невидимая рука рынка» все наилучшим образом порешает: превратит врагов в союзников, а непредсказуемый правящий класс сопредельных государств, если не в клиентелу, то в лояльных проводников интересов. Это оказалось неправдой. «ВЭС 24» разбирался в вопросе с экспертами.

Экономика превыше всего?

Превалирующая сила экономики и ее сила над политикой — концепция, ведущая свое происхождение от западных рационалистов-просвещенцев XVIII века. Яркий представитель направления, шотландский экономист Адам Смит, в своей апологетике свободных рыночных отношений, freetrade и laissez-faire, использовал яркую метафору «невидимая рука рынка», настолько запавшую в душу либеральных экономистов, что они без нее ни одну лекцию не начинали и обедать не садились.

О чем концептуально шла речь? О том, что все игроки рынка, преследуя свои личные интересы, в общем создают нечто, отвечающее всеобщему благу. Таким образом, по мнению рыночников, создавалась стабильная система, в которой роль государства сводилась к чисто номинальным, полицейским функциям так называемого ночного сторожа. Данная концепция имела отношение прежде всего к внутренней экономической политике государств, но со временем транслировалась и на систему международных отношений.

Нефть уже не приоритет

В определенный момент государственные (и не очень) мужи почему-то начали думать, что дипломатией торговли можно добиться больше, чем обычной дипломатией. Бизнес сам наладит связи, отношения, создаст лояльные группы населения и дружественные элиты etc . Сейчас мы видим, что данная парадигма потерпела полнейшее банкротство.

«Пора прекращать мыслить категориями нефти и газа, биржевых индексов и процентных ставок. Извечный спор, что первично — экономика или политика, наглядно не просто разрешил коллективный Запад, он нас еще и носом ткнул, убедительно показав роль политики и место экономики в геостратегии», — замечает в одном из своих интервью директор Агентства этнонациональных стратегий, доктор исторических наук Александр Кобринский.

Эксперт справедливо считает, что «пока мы старательно поднимаем ВВП, Турция работает над созданием единого алфавита для тюркских народов, который планируется принять в рамках Организации тюркских государств (ОТГ), в которую сегодня входят Турция и Азербайджан, из республик ЦА — Казахстан, Киргизия, Узбекистан и в статусе наблюдателя — Туркменистан и Венгрия».

Не менее радикален в своих оценках кандидат экономических наук Эдуард Коложвари:

«Если говорить начистоту, в эпоху «нефти, газа и гламура» мы почти упустили ЦА из круга интересов. Даже если мы говорим об экономических отношениях, то и они в основном законсервировались на уровне 15-летней давности», — говорит эксперт.

Российские бизнесмены оказались никудышными Горчаковыми и Талейранами

Иначе говоря, российская внешняя политика по отношению к странам ЦА на протяжении как минимум двух десятилетий была отдана на откуп российским строительным компаниям, организациям ЖКХ, продуктовому и прочему ритейлу.

Ведь именно они выстроили модель, при которой база экономических отношений между нашими странами герметично замкнулась на мигрантах. Представители данных отраслей народного хозяйства оказались успешными бизнесменами, судя по прибылям, но никудышными Горчаковыми и Талейранами.

Выяснилось, что можно исповедовать самый махровый национализм, трудясь на совместном с российским капиталом предприятии, выяснилось, что хорошие личные связи между политиками в большой игре значат не так уж и много. Словом, много чего выяснилось.

Складывается удивительная ситуация: ряд стран региона, имеющих критическую зависимость от экономики России, вместе с этим продолжают ничтоже сумняшеся проводить так называемую многовекторную политику.

К примеру, экономика Киргизии в значительной степени держится на трех китах: денежных поступлениях от мигрантов из России, сером или прямо контрабандном импорте китайских, турецких и прочих товаров в Россию и поставках ГСМ из России. Казалось бы, вот экономические инструменты, которые сам бог велел использовать в политическом русле… Далее мы ставим многоточие, ибо объяснить, почему этого не делается, теоретически можно, но сложно.

Несомненным остается факт, что после 24 февраля необходимо формировать новый контур международных отношений, в том числе и с ближайшими соседями, но уже понятно другое: основываясь исключительно на экономических интересах ограниченных групп, влияние невозможно.

Необходима политическая воля, перекройка гуманитарной, культурной, социальной политики, а также досрочный выход стратегического мышления из отпуска.

Справка «ВЭС 24»

Как Россия помогает странам Центральной Азии?

  • Казахстан. В 2020 году торговый оборот двух стран составил $18,2 млрд — более 21% совокупного товарооборота Казахстана со всем миром. На втором месте — двусторонняя торговля Казахстана с Китаем ($15,3 млрд, или 18%).

  • Узбекистан. Лидером по объему зарубежных инвестиций является Россия — на ее долю приходится 21% от общей суммы. На втором месте Китай — 19,9%. И на третьем Турция — 10,4.

  • Киргизия. По итогам прошлого года объем иностранных инвестиций превысил 1 миллиард долларов. При этом из России поступило 145 миллионов долларов.

Федор Кирсанов

Читайте также