Франция в Центральной Азии играет в колониализм, но не знает, куда отправлять ядерные отходы

1338
6 минут
Франция в Центральной Азии играет в колониализм, но не знает, куда отправлять ядерные отходы
Франция активизирует свои внешнеполитические и экономические усилия в центральноазиатском регионе. В конце ноября главы Узбекистана и Казахстана, Шавкат Мирзиёев и Касым-Жомарт Токаев, встретились с Эммануэлем Макроном, который с галльским воодушевлением пообещал своим визави многомиллиардные инвестиции в регион и всяческую стратегическую поддержку. «ВЭС24» разбирался с экспертами, в том, чем подкрепляются амбиции Пятой республики в Центральной Азии.

Родина Наполеонов

Их, как известно, во Франции было два. Номинально три, но второго признают только самые упоротые бонапартисты. Впрочем, дух маленького корсиканца, по-видимому, бродит по ночам по Елисейскому дворцу и сегодня. Зовет куда-то на восток… Ощущения великой державы не хватает сегодняшней французской элите. Ведь были времена! Век Людовика XIV, Континентальная блокада, блистательный де Голль! А сейчас?..

- Я убежден, что Макрону не дают покоя лавры Наполеона, - говорит эксперт по Новой и Новейшей истории Европы и Америки (НГУ) Сергей Куликов. – Ему вообще хочется примерить на себя мундир мирового лидера. Чрезвычайно амбициозный человек. Между тем последней исторической эпохой, когда роль Франции в мировых делах, ее вес и значение в качестве великой державы никем не оспаривалось была эпоха Шарля де Голля. Потом – все. Мы помним, что собственно современная Франция берет свое начало с колониального кризиса – алжирского. Мы также знаем, что у Пятой республики далеко не все благополучно сегодня в их традиционных сферах влияния в черной Африке. Надо как-то наверстывать. Возможно, отсюда телодвижения в сторону Центральной Азии. Но в этом регионе у них шансов мало, то есть вообще никаких. Может, есть какие-то с точки зрения экономики, но и то ограничено. Допускать Францию к геополитическим раскладам на поле, где правят бал традиционные наследники «большой игры» (плюс Китай), никто не будет.

Такой заманчивый уран

Какой же такой экономический интерес у Франции в центральноазиатском регионе? Тут все очень просто. Францию интересуют прежде всего запасы урана. Напомним, Казахстан обеспечивает 40 процентов мировых поставок этого ценнейшего материала - примерно 21 тысячу тонн в год. Узбекистан входит в пятерку лидеров по добычи урана в мире. Неплохо. Уже сейчас французско-казахстанское предприятие «КАТКО» обрабатывает 15 процентов добываемого в республике урана. В Ташкенте к 2030-му при поддержке Парижа хотят увеличить производство в два раза - до 7,1 тысячи тонн. Зачем нужен уран понятно – атомная энергетика. Как известно, из всех атрибутов великой державы, кроме кабаре и круассанов, у Франции есть действительно хорошо развитая атомная энергетика. Настолько хорошо развитая, что они хотят построить АЭС в Центральной Азии.

Это прямой вызов «Росатому», который был (и есть) непререкаемый лидер в атомных технологиях во всем мире. Что тут говорить, даже французская атомная энергетика завязана на эту российскую компанию, а точнее, на предприятие по переработке атомных отходов в Северске, что за Томском. Сибирь-матушка! И тут французам либо производственный цикл менять, либо складировать отходы в Венсенском лесу, и тогда весь Париж будет светиться по ночам таинственным зеленым светом. Какая-никакая, а экономия на иллюминации. Сколько в решение строить АЭС экономики, а сколько политических амбиций Макрона, а также желания центральноазиатских лидеров уколоть шпилькой Россию – большой вопрос.

«Геополитический аутсайдер»

Как бы то ни было, высоко оценивать шансы Макрона поиграть в Наполеона восемнадцатого брюмера не приходится. Своими размышлениями на тему второго извода французского колониализма, а также об амбициях и возможностях Пятой республики с «ВЭС24» поделился политолог, кандидат исторических наук Денис Борисов:

- В классическом понимании колониализм - это история. Сегодня широко применяются неоколониальные механизмы эксплуатации, основанные на неэквивалентном обмене ресурсов и рабочей силы на товары и услуги с высокой добавленной стоимостью или институциональной емкостью. Франция в этом отношении – «бедный родственник» среди западных государств: потеряли национальную валюту, не смогли институционализировать отношения с бывшими колониальными владениями и ко всему прочему были посажены на общеевропейский поводок. Попытка наладить отношения в Центральной Азии - это попытка хоть на каком-то дипломатическом направлении собрать камни. Внешняя политика Франции при Макроне стала сплошным разочарованием для наследников Ришелье, Сюлли и Талейрана. За последнюю пятилетку Париж кинули все – и союзники, и уважаемые партнеры. Великобритания подрезала многомиллиардный контракт с Австралией на подводные лодки, Турция не замечает французский интересов в Ливии и в Средиземном море, в традиционной зоне французский интересов Мали и Центральноафриканская республика сделали выбор в пользу России. Наконец, главную внешнеполитическую инициативу Франции «Парижское соглашение» почти похоронил Трамп, в 2021 чудом фальсификации демократов спасли, но против здравого смысла не устоять, думают и тут скоро будет разочарование у Президента Франции. Дело дошло до, что Макрона публично начали отправлять к врачу, проверить мозг, а бессмысленные звонки Эммануэля стали дипломатическим мемом. В общем такая вот диспозиция для франко-центральноазиатского диалога.

Между тем какой-никакой диалог все-таки идет. Наружно даже вполне пафосный. Впрочем, французы всегда любили щегольнуть кружевами. Недавний визит Токаева во Францию был обставлен вполне благопристойно:

- Понятно, что у Франции не самый удачный период, но это и делает её более удобным партнером для стран Центральной Азии, - продолжает Денис Борисов.

- Низкий переговорный статус Парижа снижает геополитическое давление для стран Центральной Азии, что позволяет придерживаться многовекторной стратегии. Совсем недавно с визитом в Париже был Президент Узбекистана, теперь и Казахстана, на очереди С. Жапаров. Условно, визит К-Ж. Токаева в Москву был компенсирован встречей в Елисейском дворце. Однако, несмотря мышечную недостаточность в сфере геополитики, не стоит забывать, что Франция остается одной из самых развитых стран с очень самодостаточной экономикой, которая по отдельным отраслям занимает лидирующие позиции в мире. Применительно к Центральной Азии можно отметить два аспекта. Первое - авиационная сфера, где для компании «Аэробус» большие возможности. Авиатранспорт для немеющего выхода к морю региона является ключевым средством коммуникации и всегда востребован, а с учетом блокировки российского неба пространство Центральной Азии становится важной транзитной точкой для воздушного сообщения между Азией и Европой. Более того, страны региона становятся буфером для российского пассажиропотока, да и сам регион превращается в туристический центр. Все это формирует спрос на авиационную технику и её обслуживание. В среднесрочной перспективе, усиление Аэробуса в регионе - это вызов для среднемагистральных лайнеров российского производства (если и когда они появятся). Второе - атомная энергетика. Тут интересы РФ и Франции пересекаются уже в краткосрочной перспективе. С одной стороны, доступ к добыче и поставкам урана - ресурс, по которому ЦА имеет мировое значение. С другой, контракты на строительство атомных электростанций, прежде всего, в Казахстане, который находится в активном поиске подрядчика для АЭС на озере Балхаш.

Федор Кирсанов

Фото: Регнум

Читайте также