Глобального Юга прибыло: Как Россия выводит Афганистан в круг международных игроков. Часть 1

586
4 минуты
Глобального Юга прибыло: Как Россия выводит Афганистан в круг международных игроков. Часть 1

Трансформация отношения к Эмирату, которое мы видим со стороны международного сообщества, - это безусловное достижение российской дипломатии, де-факто ставшей своего рода проводником интересов Кабула на мировой арене. «ВЭС 24» анализирует дальнейшую судьбу Афганистана в контексте формирующегося многополярного мира. 

Третий шанс Дохи 

Кризис на Украине, война Израиля с Палестиной, напряжение в Азиатско-Тихоокеанском регионе и прочие приметы наконец-то наступившего XXI века (а мы убеждены, что он начался с российской СВО и никак не раньше) несколько отодвинули на второй план афганские дела из международной повестки. И совершенно напрасно, поскольку, с одной стороны, к «гробовщику империй», коим на протяжении своей истории неоднократно выступал Эмират, ни в коем случае нельзя терять интерес просто в силу его геополитической важности, с другой – мы зримо видим эволюцию государства, которое из «маргинального отщепенца» превращается если не в респектабельного члена международного клуба, то в страну, с которой ведут диалог и приглашают на международные форумы и конференции. 

К слову о конференциях, одна из них, непосредственно посвященная Эмирату, намедни прошла в Катаре, Дохе, и это событие следует разобрать отдельно. Первое, что необходимо отметить: в сущности, эта конференция стала первой действительно предметной встречей афганистанского режима с представителями мирового сообщества в данном формате. Конференций в Дохе, как известно, формально было уже три, однако на первых двух не был представлен «Талибан», которому принадлежит власть в Эмирате. Поэтому первые две с разного рода допущениями можно считать профанациями. 

Второе. На конференции сложился определенный компромисс, появлению которого в значительной степени способствовала именно Россия. Если коротко, мировое сообщество (западное и не только) смирилось с талибами. Разумеется, еще долгое время мы не сможем говорить об их официальном признании, однако по факту мир понял, что талибы – это не назойливые мухи, от которых можно отмахнуться, а реальное положение вещей, и исходить необходимо из него, а не из своих хотелок. Впрочем, хотелки тоже были озвучены на конференции в Дохе. Процитируем заместителя генерального секретаря ООН по политическим вопросам Розмари Дикарло (конференция проходила под эгидой ООН). По ее мнению, задача встречи - создать Афганистан, который «находился бы в мире с самим собой и своими соседями, был бы полностью интегрирован в международное сообщество и выполнял свои обязательства, в том числе в области прав человека, особенно женщин и девочек». 

По поводу прав человека, «особенно женщин и девочек», надо понимать, что это не более чем обычные ритуальные танцы с бубнами. Ничего подобного талибы делать не собираются, ибо в обратном случае они перестанут быть талибами. Не забываем, что «Талибан» имеет в своей основе совершенно понятные религиозные основания, размывание которых грозит эрозией и дезинтеграцией самой организации. А вот что касается интеграции в мировое сообщество, то оно де-факто уже происходит. И происходит с легкой руки России, которая первая начала приглашать представителей действующего афганского режима на серьезные международные форумы. Автор данного материала сам имел возможность встречаться с ними на подобных встречах. Обаятельные люди в красивых национальных пуштунских одеждах. 

Россия – экспортер безопасности и стабильности 

Именно Россия сформулировала и последовательно реализовывала принцип признания ситуации, что называется, на земле – раз у власти талибы, давайте говорить с талибами. Этот же принцип с российской стороны более развернуто был повторен на конференции в Дохе, на полях которой специальный представитель президента РФ по Афганистану, директор второго департамента Азии МИД Замир Кабулов заверил причастных в неизменности российской позиции. Слова Кабулова процитировало российское внешнеполитическое ведомство: 

«Россия, как и большинство государств Глобального Юга, исходит из безальтернативности предметного и взаимоуважительного диалога с Кабулом, нацеленного на реальный прогресс в области афганского урегулирования и встраивание Афганистана в мировую политическую и экономическую систему». 

Яснее некуда. Разумеется, это не означает, что российская позиция по Афганистану свободна от конструктивной критики действующего режима в Кабуле. Она есть, и мы ее обязательно проанализируем во второй части нашей публикации. Равно как и рассмотрим позиции ведущих игроков мира относительно Эмирата, главное зафиксировать следующее: Россия последовательно и зримо реализует план по строительству многополярного мира, одним из архитекторов которого и является. Понятна и стратегия Кремля – активная работа с державами, считавшимися либо откровенными париями (КНДР, Афганистан), либо странами «второго эшелона» (таковым их назначает, разумеется, Запад), мы говорим о государствах Африки, Латинской Америки, Азиатско-Тихоокеанского региона. Россия, Китай и Индия без нажима и диктата, на добровольной основе и на взаимовыгодных условиях, формируют не просто новую евразийскую систему безопасности или формализуют Глобальный Юг в каких-либо контурах.

В сущности, мы говорим о зарождении новой мировой системы, вступающей в жесткие конкурентные отношения с гегемонистским мировым порядком Запада. Неумный Фукуяма писал на заре XXI века, что «история закончилась». Сейчас понятно, что она только начинается. 

Федор Кирсанов

Продолжение следует.

Читайте также