О будущем русского языка, западном контроле за ресурсами и «живучести» НПО в Центральной Азии. Часть 3

1684
11 минут
О будущем русского языка, западном контроле за ресурсами и «живучести» НПО в Центральной Азии. Часть 3

Международная конференция: «Образ будущего стран ЦА в меняющемся мире 2024: глобальные угрозы и вызовы. Союзники и противники в решении экономических и гуманитарных проблем». Организаторы: центр экспертных инициатив «Ой Ордо» и информационно-аналитический портал «Восточный Экспресс 24».

Мы выступили с непростой инициативой – объективно и честно рассказать о том, что у всех на устах, но мало кто может высказать вслух: какое будущее у стран Центральной Азии в меняющемся мире и какая существует «панацея» от глобальных проблем и вызовов? Эксперты приняли наш «коллективный вызов» и непредвзято дали свои оценки. Итак, сегодня в третьей части нашего отчета мы продолжаем говорить о коллективной безопасности региона.

Западные стандарты могут привести к конфликтам

Как справедливо заметил руководитель ОФ «Центральноазиатская инициатива» Жылдызбек Ибралиев, обсуждая будущее, необходимо обратить внимание на ряд вопросов, которые могут оказать на него негативное влияние.

– Например, сейчас специалисты говорят об изношенности региональной водной и энергетической инфраструктуры в Центральной Азии. На решение тех или иных гидроэнергетических и ирригационных задач Запад выделяет деньги каждой из стран ЦА, при этом проекты формируются из местечковых, а не из региональных потребностей. При этом каждой из стран западными донорами навязывается еще и «уникальная» национальная концепция. К чему это приведет? Допустим, три страны совместно решат строить какие-то энергетические объекты. При этом каждой из них доноры будут предоставлять определенные виды оборудования, которые подходят под их местные стандарты. Но проблема в том, что стандарты-то у всех сейчас разные. В итоге мы получим еще один конфликт из тех, что намеренно или нет провоцируются западными структурами, – подчеркнул спикер.

IMG_20240611_094212_811.jpg

Как свидетельствуют прогнозы, к 2030 году в регионе могут вспыхнуть конфликты за водные ресурсы, которые, как считает эксперт, закладываются на базовом уровне самими западными институтами. По его словам, 2030 год имеет еще один контекст.

– В Лондоне находится штаб-квартира «Хизб ут-Тахрир», а также центры других радикальных группировок, которые стояли за созданием того же ИГИЛ. Сейчас для работы на своих полях британцы стали завозить граждан из Центральной Азии – преимущественно мусульман. И, насколько мне известно, один человек не может дважды поехать на работу в Великобританию, то есть каждый год выезжает новая группа. Есть основания предполагать, что там мусульмане из центральноазиатских республик не только работают в агрокомплексе, но и подвергаются «промывке мозгов» со стороны радикалов. Поэтому и набирают каждый раз новую группу, так сказать, для обеспечения большего охвата. В итоге к 2030 году только в Кыргызстане будет больше десяти тысяч человек, которые, с одной стороны, будут хотеть зарабатывать в фунтах, а с другой стороны, будут мечтать о построении теологического государства, – поделился информацией глава ОФ «Центральноазиатская инициатива».

Национальное образование и языковая политика

Эксперт обратил внимание и на другой факт, что на сегодняшний день практически все страны ЦА перешли на 12-летнее школьное образование, что, по его мнению, не принесет реальной пользы, но при этом заложит основу для определенных проблем в будущем.

– При этом министр образования Кыргызстана, например, не афиширует тот факт, что за этим переходом последует усиление ювенальной политики. То есть в школах будет штат психологов, которые будут работать с подростками, нацеливая их на то, чтобы они жаловались на своих родителей. Это будет усиливать напряжение в семье. Не так давно был случай, когда 8-классник написал на свою мать заявление по уголовной статье, потому что она не давала ему играть в компьютерные игры. И таких случаев с ростом инфантильности и цифровой зависимости современных детей будет немало. Ни о каком едином обществе и речи не будет идти, если как бы невзначай под лозунгами модернизации и реформирования образования конфликтные ситуации будут закладываться уже на таких уровнях, – добавил Ж. Ибралиев.

Ситуацию с переходом на 12-летнее школьное образование в Кыргызстане прокомментировала эксперт по гуманитарным вопросам, экс-замминистра образования КР Умутхан Тыналиева.

– В нашей стране 12-летнее образование введено пока де-юре. Минобразования уже заявило, что в этом году перехода не будет точно, под сомнением – будет ли оно в следующем году. Просто так этого сделать нельзя, нужны основания и возможности. По идее должна была быть дорожная карта, как в Казахстане, например. Если я не ошибаюсь, то они к такому переходу идут с 2003 года. Были пилотные школы, где проводился мониторинг, по результатам которого увеличивалось количество учебных заведений, вовлеченных в проект. Если обучение будет длиться 12 лет, значит, меняются стартовые условия, сама суть и содержание образования, меняются подходы и качество образования, то есть меняется все. У нас юридически стартовые условия изменили, а по факту мы ничего не сможем сделать, то есть де-факто 12-летки нет и не известно, когда она будет и будет ли вообще. Каждый новый министр – это новая реформа в образовании, а 12-летка – это одно из условий зарубежных доноров, которые финансируют наши реформы, – пояснила спикер.

IMG_20240611_094216_566.jpg

Говоря об образе будущего ЦА, она обратила внимание на вопрос языковой политики в странах региона. Каждое государство выстраивает свою языковую политику, исходя из исторических особенностей и с ориентацией на будущее. В Кыргызстане русский язык имеет статус официального, в соседнем Узбекистане является языком межнационального общения, в Туркменистане он уже на грани исчезновения.

– На общем фоне стран ЦА развитие русского языка в нашей республике выглядит вполне оптимистично, но, к сожалению, имеет место конъюнктурный популизм некоторых представителей политической верхушки. Время от времени звучат высказывания некоторых политиков о необходимости ограничения использования русского языка в общественной жизни страны. Эти выводы они обосновывают тем, что использование русского языка якобы тормозит развитие государственного языка республики. Да, государственный язык надо развивать, но не путем ограничения или вытеснения других языков. Полиязычная страна – это страна с будущим, моноязычная – нет. Более того, русский язык в ЦА – это основа межнационального взаимодействия и взаимного сотрудничества, – отметила эксперт.

Именно этот фактор, по ее словам, мотивирует западных игроков вмешиваться в языковые процессы, разыгрывать политические ситуации, при этом используя как местных политиков, так и некоторые неправительственные организации.

– Будущее русского языка в странах ЦА может иметь три исходных варианта. Позитивный – это сохранение статуса официального или межнационального языка, следующая за этим должная поддержка развития языка на государственном уровне, сохранение и обеспечение коммуникативного поля в общественной жизни страны. Второй вариант – развитие языка вопреки субъективным и объективным факторам при частичной поддержке государства, к примеру, русский язык в интернет-пространстве занимает второе место, на этом языке доступны гигантские объемы научной и другой информации, цифровых технологий и коммуникации. И третий, печальный вариант – это полная отмена статусов официального и межнационального языка общения, перевод всех образовательных учреждений только на государственный язык, то есть культивация таких условий, когда русский язык утратит значимость и исчезнет из коммуникативного поля страны, – рассказала У. Тыналиева.

По ее словам, в рамках СНГ со стороны России проводится определенная политика по поддержке русского языка, но некоторые экономические преференции по расширению русскоязычной образовательной инфраструктуры не могут дать полной гарантии его сохранности. В данной ситуации необходима единая системная политика всех стран Содружества для создания идейной гуманитарной конструкции, базирующейся на осознании значимости русского языка как основы межнационального взаимодействия.

Глобализация и бесконтрольные действия НПО

Спикер также отметила, что на формирование образа будущего в странах ЦА в значительной мере влияют неправительственные организации.

– Глобализация усилила неопределенность внешних условий, в которых находятся и действуют различные НПО, предоставив им существенные возможности и одновременно с этим привнеся значительные риски. Развитие новых технологий расширило их возможности по сбору средств и расширению информационного поля. Развитые взаимосвязанные финансовые и транспортные сети упростили проведение финансовых и банковских операций, открыли возможности и доступ к новым партнерам, независимо от географии. Помимо этого, темпы глобализации привели к такому факту, как увеличение потребностей в услугах НПО, особенно тех организаций, которые занимаются гуманитарными операциями.

Но этими же возможностями в своих целях могут пользоваться и террористические организации, которые существуют в одном и том же глобальном мире и часто пытаются работать среди одних и тех же групп населения. Более того, террористические организации стараются использовать легализованные НПО. Неправительственный сектор обладает большими оперативными возможностями и по характеру деятельности является транснациональным. Эти ресурсы и связанные с ними логистические сети представляют ценность для различных экстремистских групп.

Проверка деятельности НПО в нашей республике всегда осуществлялась в достаточно мягкой форме, предпочтение отдавалось самоотчетности, такая лояльность со стороны государства делает неправительственные организации весьма привлекательными для проведения противоправной деятельности со стороны экстремистских групп.

Международные исследования и информация из открытых источников показывают, что наибольшему риску подвержены НПО, занимающиеся определенными видами деятельности и работающие с целевой аудиторией (например, образованием). Допустим, такой неправительственной организации выделяются ресурсы на реализацию определенных образовательных программ, нанимаются преподаватели, и все это будет являться совершенно законной деятельностью. Однако, если преподаватели начнут заниматься пропагандой запрещенной литературы или вести идеологическую вербовку, получится, что образовательная программа и выделенные на ее реализацию ресурсы будут незаконным образом использованы в противоправных целях.

Так, осенью прошлого года на фоне ближневосточного конфликта в Кыргызстане активизировался YouTube-канал с благозвучным названием на образовательную тематику. На канале, а также аналогичных аккаунтах в Facebook, Telegram, TikTok была развернута пропаганда идей радикального исламизма, публиковались комментарии от призывов к джихаду до требований насильственной депортации национальных меньшинств республики. Благодаря оперативному вмешательству ГКНБ, экстремистская деятельность данного сайта была пресечена.

Такие факты свидетельствуют о том, что у большинства неправительственных организаций, работающих в республике, нет ресурсов и кадров для предотвращения возможных рисков использования их в незаконных целях. Поэтому принятие Закона об НПО сегодня работает прежде всего на защиту их самих, – добавила У. Тыналиева.

На тот факт, что среди вызовов, которые стоят сегодня перед странами ЦА, – это гидроэнергетические вопросы, военная безопасность и защита территориальной целостности и суверенитета, санкции, – немаловажное место занимают финансируемые иностранными государствами НПО и международные организации, обратила внимание директор ОФ «Институт развития общественных отношений стран ЦА» Калдан Эрназарова.

– В четырех из пяти стран ЦА такие структуры ведут очень активную деятельность, и многие из них занимаются не только решением социальных вопросов, а являются инструментами вмешательства иностранных государств во внутренние дела наших стран. Где-то они пытаются влиять на экономическую повестку и внутреннюю политику государств и в определенной мере влияют на внешнеполитическую деятельность. Например, вводя в общественный дискурс русофобскую, синофобскую, националистическую повестку или создавая почву для конфликтов между соседними государствами по той же водной тематике, когда странам верховья они внушают идею, что воду нужно продавать, а в странах низовья озвучивают противоположные тезисы.

IMG_20240611_094219_702.jpg

Где-то они продвигают нетрадиционные для нашего населения ценности, влияют на мировоззрение наших граждан, прежде всего молодежи, путем подмены понятий и переписывания истории. Их усилия ведут к тому, что в наших странах происходит разгосударствление. То есть, по сути, под лозунгами продвижения демократии, обеспечения прав и свобод граждан, соблюдения свободы слова и т.д. в общественно-политическое пространство как каждой из стран, так и всего региона неправительственными организациями вносится дестабилизирующий компонент.

Поэтому этот фактор также требует пристального внимания со стороны стран ЦА. Особенно, если учесть, что тот же Фонд Сороса, как пишут средства массовой информации, оказывает значительную финансовую поддержку террористическим группировкам, а ЮСАИД выделяет средства на строительство канала Куш-тепа в Афганистане. При этом они не провели ни одной консультации, ни переговоров со странами нашего региона, хотя запуск водоканала в первую очередь негативно скажется именно на Узбекистане и Туркменистане. И это только два примера, которые показывают, какие на самом деле цели и задачи в ЦА имеют международные структуры.

Решать этот вопрос нужно совместными усилиями, потому что, заходя даже в одну из стран ЦА, западные фонды и неправительственные структуры через сеть НПО в других странах реализуют программы, охватывающие весь регион, а не только ту страну, где у них есть официальное представительство, – пояснила спикер.

Выводы в цитатах экспертов:

●      «К 2030 году в Кыргызстане будет больше десяти тысяч человек, которые, с одной стороны, будут хотеть зарабатывать в фунтах, а с другой стороны, будут мечтать о построении теологического государства».

●      «Проверка деятельности НПО в нашей республике всегда осуществлялась в достаточно мягкой форме».

●      «В Лондоне находится штаб-квартира «Хизб ут-Тахрир», а также центры других радикальных группировок, которые стояли за созданием того же ИГИЛ».

●      «Будущее русского языка в странах ЦА может иметь три исходных варианта».

●      «К 2030 году в регионе могут вспыхнуть конфликты за водные ресурсы, которые закладываются на базовом уровне самими западными институтами».

●      «Не так давно был случай, когда 8-классник написал на свою мать заявление по уголовной статье, потому что она не давала ему играть в компьютерные игры».

Центр экспертных инициатив «Ой Ордо» и информационно-аналитический портал «Восточный Экспресс 24» благодарит всех экспертов, принявших участие в совместной Международной конференции.

Первую часть читайте здесь.

Вторую часть читайте здесь.

Читайте также