Переход на латиницу в странах Центральной Азии — путь к деградации культуры и образования

1688
5 минут
Переход на латиницу в странах Центральной Азии — путь к деградации культуры и образования
О том, почему «зона латиницы» деформирует образовательную систему стран Центральной Азии, является ли тюркский алфавит лингвистическим или политическим вопросом, а также об экспорте русской научной школы «ВЭС 24» спросил у заведующей кафедрой филологии факультета гуманитарного образования НГТУ, доктора филологических наук, специалиста в области лексикологии и лексикографии Галины Мандриковой.
IMG_20221209_100047_200.jpg
Язык как «биография» нации

— Галина Михайловна, почему алфавит и, шире, язык — это всегда инструмент культурной (экономической, политической) экспансии?

— Ответ на этот вопрос кажется несложным, если говорить о языке. Язык — основа культуры любого народа, проводник менталитета, национальных ценностей, идеологии, мироустройства — всего того, что пришло от предков, это «биография» нации. Считается, что культура народа передается именно через национальный язык, она зафиксирована в языке.
Может ли язык быть инструментом разного рода экспансии? Разумеется! Посмотрите, к примеру, на английский язык — по сути язык современной глобализации: принятие чужой культуры (американской) через фильмы, музыку, бренды, традиции (типа Хэллоуина и Дня святого Валентина), еду, напитки и проч. требует хотя бы минимального, а лучше хорошего знания английского языка. Его изучают в школах, вузах, с репетиторами, онлайн… Зачем? Чтобы вести бизнес, быть успешным, востребованным, современным… Свое, национальное, уже кажется замшелым, отсталым, устарелым — как же, ведь весь мир говорит по-английски (что неправда!). Это своего рода мифодизайн, который активно существует в политике, в рекламе, в образовании… Да практически везде!
Когда речь заходит об алфавите, вопрос усложняется, причем весьма существенно. Дело в том, что алфавит — это всего лишь форма письменности, возникшая в определенной культуре или принятая / перешедшая из другой культуры. Цель — письменная фиксация языка. Казалось бы, выбор алфавита связан только с адекватной передачей его знаками (буквами) звуков того или иного языка. Однако на практике все гораздо сложнее, и опять возникает мифодизайн: кириллица — это «русский мир», латиница — это «западный мир». Борьба между выбором латиницы и кириллицы — это борьба идеологическая («вы с нами или вы против нас?»). Возвращение к национальным или к историческим алфавитам (типа арабского) даже не рассматривается (ввиду этой борьбы). Поэтому переход стран Центральной Азии (бывших советских республик) с кириллицы на латиницу однозначно трактуется политиками как уход из «русского мира» в «западный».

Или в великий Туран?

Несколько слов о так называемом тюркском алфавите. Вообще-то, это латинский алфавит, приспособленный под турецкий язык, в связи с чем возникает вопрос — правомерно ли называть его тюркским алфавитом? Насколько я могу судить, наши лингвисты говорят о переходе на латиницу, а не на тюркский алфавит. По моим наблюдениям, «тюркский алфавит» появился в медиасфере совсем недавно. В свое время турки с арабского алфавита перешли на латинский, также сделав выбор в пользу Запада. В любом случае, перевод на алфавит, используемый в Турции, удобен только для Азербайджана (который давно на него перешел), поскольку народы и языки близки. Что касается других стран Центральной Азии, то у каждой из них своя история смены алфавита, причем довольно-таки занимательная (особенно в Узбекистане).

Отказ от русского — это отказ от огромного фонда знаний

— Насколько введение в свое время латиницы отдалило российское языковое пространство от стран ЦА?

— Российское языковое пространство отдалило не столько принятие латиницы, сделанной крайне поспешно и непоследовательно, сколько стремление национальных элит быстро избавиться от всего русского, в том числе и от языка. Что это дало? Низкий уровень образования, особенно технического, переучивание миллионов людей, разрыв между поколениями (школьники учат родной язык на латинице, а старшее поколение читает и пишет на кириллице), незнание того большого багажа / фонда мировой культуры, который передавался в том числе и через письменные источники на родном языке, но с помощью кириллицы. Вся национальная литература советского периода существует также на этом алфавите, нужно приложить невероятные усилия и вложить немалые деньги в то, чтобы переиздать «советское наследие». Возможно, высшее профессиональное обучение на английском языке кажется на этом фоне простым выходом, однако «техническая» и «естественно-научная» профессура (национальные кадры) — это тоже русская научная школа.

— Можно ли говорить о том, что введение тюркского алфавита станет еще одним лингвистическим барьером между нашими странами?

— Наблюдение за тем, как проводилась и проводится реформа алфавита в этих странах, заставляет задуматься над тем, нужна ли такая реформа кому-то, кроме Турции, которая имеет свои взгляды и свои планы на эту часть Азии. Если во вред себе страны Центральный Азии окончательно войдут в «зону латиницы» (точнее сказать, в зону языкового и культурного турецкого влияния), то барьер станет не просто лингвистическим, а именно политическим, поскольку только политика и ничего более не стоит за сменой алфавита в этих странах.

— Создается безрадостное ощущение, что «великий и могучий» неуклонно сдает позиции. Насколько активно ребята из стран ЦА изучают русский язык и как они мотивируют свое желание?

— Могу говорить в этой связи о двух вещах. Первое — 2023 год объявлен Годом русского языка в странах СНГ (кстати, по предложению Киргизии, которая осталась последней страной, не перешедшей на латиницу). Вероятно, это все-таки не случайно. Последствия, как я уже говорила, поспешного и непродуманного ухода от русского языка и привычного алфавита уже сказались не самым лучшим образом в культурном и образовательном пространстве стран Центральной Азии. Второе — возможность получения хорошего высшего образования (в первую очередь технического) предполагает владением русским языком для большей части желающих такое образование получить, хотя часть молодежи, конечно же, имеет возможность учиться на Западе. Например, многие российские вузы открыли свои филиалы в Узбекистане, студенты начиная с 3-го курса приезжают на обучение в головные вузы, в том числе и в НГТУ. Проблемы с языком есть у многих, но они готовы их решать. Главная мотивация — хорошее образование и возможность в дальнейшем получить достойную работу в своей стране, которая остро нуждается в молодых кадрах (мигрантов мы уже видели…).

Федор Кирсанов

Фото: arctus.livejournal

Фото: Доктор филологических наук, специалист в области лексикологии и лексикографии Галина Мандрикова

Читайте также