Казахстанский уран станет российским

2688
3 минуты
Казахстанский уран станет российским

Речь, разумеется, идет не о казахстанских недрах как таковых, а о российской юрисдикции, в которую будут переведены доли трех урановых предприятий Казахстана. Что означает столь благосклонное отношение правительства республики к «Росатому», как оно связано с западными санкциями и когда российской компании ждать подряда на строительство АЭС на озере Балхаш – в материале «ВЭС 24». 

Голландия, до свидания 

Итак, для начала, что собственно произошло. А вот что. Доли казахстанских предприятий, занимающихся добычей урана - «Каратау» (50%), «Хорасан-У» (30%) и «Южной горно-химической компании» (70%) - перейдут под управление российской компании «Ураниум Уан Груп», входящей в состав «Росатома». 

Собственно говоря, и до этой передачи доли находились в управлении «дочки» «Росатома», только находящейся в нидерландской юрисдикции (компания «Uranium One»). Указанная компания была зарегистрирована в Канаде в начале двухтысячных, а вот ее «дочки» обрели прописку в королевстве на берегу Северного моря. 

Мы сейчас не будем разбираться в необходимости такой сложной структуры собственности и управления, скажем лишь, что атомный бизнес, в силу своей, если можно так выразиться, штучности, имеет определенную специфику. 

Поскольку Голландия (как и весь Запад в целом) сегодня является, выразимся мягко, ненадежным партнером: размахивает санкционной дубиной, стреляет себе в ногу и вообще ведет себя как дегенерат на утреннике, «Росатом» решил от греха подальше вывести доли в предприятиях из нормативного поля непредсказуемого контрагента. Все вполне логично. То, что Казахстан пошел навстречу этому разумному решению является приятным свидетельством того, что он богат не только ураном, но и вменяемыми людьми, которых не смог загипнотизировать даже истеричный Блинкен и его 25 млн долларов. 

Борьба за уран 

Казахстанский уран – лакомый кусок, скажем прямо. Напомним, РК обеспечивает 40 процентов мировых поставок этого ценнейшего материала - примерно 21 тысячу тонн в год. То, что определенная часть добываемого в республике металла выведена из-под санкционного удара или каких-то иных глупостей со стороны Вашингтона и Брюсселя – это хорошая новость. Однако, несмотря на ограниченные возможности использования урана (сейчас только о мирном атоме), желающих его застолбить за собой остается немало. 

Например, Франция. Пятая республика обладает неплохо развитой атомной энергетикой и плохо развитым Макроном, метящим в Наполеоны. Отсюда французские потуги на самостоятельную игру в Центральной Азии, которая хоть и выглядит довольно жалко, но какие-никакие плоды приносит. Французско-казахстанское предприятие «КАТКО» обрабатывает 15 процентов добываемого в республике урана. Это серьезная цифра, которую по-хорошему надо бы сократить. Тем более у «Росатома» есть для этого инструменты – французские атомщики зависят от российской компании в части утилизации отходов. Впрочем, пусть такие решения принимаются в высоких кабинетах, мы лишь намекаем на некоторые возможности. 

Подрядчик для АЭС 

Некоторые эксперты трактовали передачу долей урановых компаний как первый шаг (или намек) на определение подрядчика для строительства АЭС на уже облюбованном для этих целей озере Балхаш в Казахстане. Мы тоже полагаем, что это своего рода пролог перед передачей подряда «Росатому». Несмотря на то, что формально РК выбирает между тремя странами, входящими в клуб мирного атома (Южная Корея, упомянутая Франция и Россия), фактически выбора никакого нет: Южная Корея не занимается переработкой отходов, Франция дерет три шкуры, Россия – идеальный вариант по всем параметрам. Не будем забывать и о научных связях России и Казахстана в сфере мирного атома. Если не вмешается политика, выбор очевиден.

Федор Кирсанов

Читайте также