Вода жизни: Почему «коллективный Запад» и США хотят, чтобы страны Центральной Азии ссорились из-за ресурсов. Часть 1

2910
5 минут
вода жизни: почему «коллективный запад» и сша хотят, чтобы страны центральной азии ссорились из-за ресурсов. часть 1

«ВЭС 24» начинает цикл публикаций, посвященный широкому спектру вопросов, связанных с дефицитом воды в регионе; проблематике ввода в эксплуатацию новых генерирующих мощностей; а также гипотетических возможностей военных конфликтов в битве за воду.

С водой и без воды

Поднимемся над регионом и посмотрим на него с высоты птичьего полета. Наиболее емкими с точки зрения потребления водных ресурсов являются такие его государства, как Казахстан и Узбекистан. Астане и Ташкенту нужна и питьевая вода, и техническая, которая в свою очередь обеспечивает растущую промышленность этих двух стран, а также сельское хозяйство, продолжающее оставаться малоэффективным – вода используется нерачительно, значительная ее часть просто испаряется в каналах. Справа у основания бутона мы видим две небольшие страны, которые по центральноазиатским меркам водой обеспечены прекрасно: Кыргызстан и Таджикистан. Горные реки, возможность строить ГЭС, сравнительно малая населенность, по крайней мере, относительно того же Узбекистана с его 37 миллионами граждан, словом, Бишкек и Душанбе, кажется, виннеры на этом празднике водно-энергетических лузеров.

Обезвоженный Узбекистан

Больше всего не повезло Узбекистану, который находится в конце водной цепи. Водно-энергетические проблемы для Ташкента – это настоящая ахиллесова пята. В сущности, заблокировать республику, посадив ее в прямом смысле слова на сухой паек, можно на раз-два, разумеется, при наличии недоброй воли у ее соседей. К вопросу о соседях - не будем забывать, что со странами региона соседствует довольно неспокойный и мятущийся Афганистан. Никогда не знаешь, что ожидать от Кабула: пойдет ли он войной на соседей, займется ли развитием собственного сельского хозяйства – как ни парадоксально, но еще неизвестно, что лучше, ведь активность талибов в сфере ирригации грозит блокировкой стоков для Узбекистана. На все афганские ирригационные инициативы в Ташкенте откровенно морщатся, а инициатив у талибов хватает. Дело усугубляется тем, что, будучи официально непризнанным, режим в Кабуле не принимает участие в каких-либо договорных схемах, относящихся к воде, на государственном уровне. Короче, резюмируем – в Ташкенте водные поползновения Афганистана никого не радуют, автор материала подтверждает это из опыта общения с местными экспертами.

Рецепт «аквавойн» будущего

Именно потому, что Узбекистан находится в самой уязвимой позиции, он и вооружен лучше всех в регионе. В Ташкенте – и автор вновь подтверждает это опытом личного общения – часто вспоминают политический гений Ислама Каримова, который в свое время считал, что войны из-за воды в регионе - это не фантастика, а неприятная среднесрочная перспектива. В Ташкенте с прогностикой первого президента республики вполне согласны. Итак, если взять, например, клубок противоречий между Таджикистаном и Кыргызстаном, добавить в него фактор Афганистана, приправить доброй щепотью американского и европейского деструктивного влияния из их штабов в Казахстане и предположить переверстку миграционной политики России, что теоретически может усложнить экспорт избыточной рабочей силы из стран региона северному соседу, а затем весь этот купаж круто замешать на водо- и энергодефиците, может получиться такая гремучая смесь, что мало никому не покажется.

Взять все – и поделить?

Как избежать сценария, при котором Бишкек и Душанбе (сюда можно отнести и Кабул, но с ним, как вы понимаете, сложнее) выступят в роли старых мифологических драконов, запирающих воду? Как вы помните, против таких драконов обычно шел воевать какой-нибудь эпический герой, попутно освобождая какую-нибудь деву. Экологи из абсолютно прозападной и проамериканской организации «Реки без границ» бьют тревогу – строительство плотин заблокирует сток, приведя другие страны региона к обезвоживанию. Так что, не строить ГЭС? Строить, конечно, но важно понять вот какую вещь. Упомянутые экологи, взявшие себе чрезвычайно лукавое название, апеллируя, на первый взгляд, к благородным смыслам и идеям, на поверку утверждают десуверенизацию республик. Тезис «вода – общее достояние» никуда не годится. Он колониален по сути. Можно продолжить этот ряд: вода – общее достояние, нефть – общее наследие мертвых папоротников, золото принадлежит всем желающим. Путь порочный и заканчивающийся весьма предсказуемо – придет тот, кто узурпирует право условного большинства и заберет все себе. Именно по такой схеме работали европейцы, а потом американцы. Нужны более тонкие настройки. Например, такие, о которых в одном из интервью «ВЭС 24» высказался выдающийся российский гидрогеолог, в прошлом начальник Памирской геофизической партии Леонид Папырин:

«Государствам Центральной Азии нужно заключить между собой соглашение или договор, по которому все ГЭС нужно строить в верховьях рек. Но по требованию низовий они должны работать в мелиоративном режиме. По этому же соглашению страны низовий должны ликвидировать все малые водохранилища и построить новую единую систему поливных и дренажных каналов и постепенно переходить на внедрение новых водосберегающих технологий ведения сельского хозяйства и реальное сокращение расхода воды (…) Для контроля за качеством строительства ГЭС, состояния водохранилищ и озер нужно создать в Центральной Азии организацию типа МАГАТЭ с чрезвычайными полномочиями. Обязать все государства Центральной Азии составлять на все гидротехнические сооружения декларации безопасности, и в случае аварий на них компенсировать соседним странам убытки. Создать единую энергосистему и общий рынок стран Центральной Азии для реализации продукции, связанной с водным и энергетическим производством».

Российский ученый говорит в сущности о сложнейшей, но необходимой, если мы все же хотим избежать войн будущего за воду, архитектуре водопользования в регионе, которая учитывала бы интересы всех сторон и была бы взаимовыгодна. Почему в ближайшие годы не стоит ждать подобного рода институты и какова в этом роль Запада, мы порассуждаем в следующих публикациях нашего небольшого исследования.

Федор Кирсанов

Читайте также